Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

одинокая сова

почти по Войновичу

ВДОВЬЯ ПЕСНЯ

 

Что нам долго толковать,

Шкапчик, тумбочка, кровать.

Погляди еще немного,

После будешь целовать.

 

Догуляем дотемна,

Я ж не мужняя жена.

А когда на стол поставлю,

Ты уж, миленький, до дна.

 

Глянь-ко, дрогнула рука,

Две кудряшки у виска.

Уж такая недотрога.

Полюби меня – тоска.

 

А как платьишко сыму,

Белых рук не разниму.

Отмолю тебя у бога.

Ты и черту ни к чему.

 

А зачтется по делам,

Грех разломим пополам.

Поеби меня, солдатик.

Будет варево котлам.

 

Не закусывай губу,

Две морщиночки на лбу...

 

Я любить-то не умею.

А ложись-ко, поебу.

 

рабинович

и да поможет нам святой Патрик!

Размышления Автора в День Святого Патрика о Бренности Всего Сущего, После Того, Как Он в Окружении Своих Близких Испил Черного Пива в Кабачке по Имени Thomas Stapelton's Irish Pub, а Затем Немного Сплясал.


 


На могилу мою положите валун,

Спойте грустную песню про Molly Malone,

И зеленый, что клевер в лугах по весне,

Выйдет Патрик веселый сплясать при луне.

 

            Наши кружки еще не расколоты, о.

Мы отведаем чистого золота, о.


Выйдет Патрик ячменный с кувшином в руке:

Нынче виски отменный у нас в кабаке.

Тут и Дженни МакКлюкни, и Том О’Чумелл.

Все явились сюда, кто подняться сумел.


Наши кружки еще не расколоты, о.

Разливаем мы пенное золото, о.

 

Сядет Патрик лукавый, толпой окружен:

Джин, старуха О’Хлопни, и Выпилсон Джон,

Молодуха МакКапни и старенький Пью...

Все почтят молчаливо могилку мою.


Наши кружки еще не расколоты, о.

Так уж любо нам жидкое золото, о.

К маргариткам моя обернется душа,

И волшебного пойла хлебнет из ковша.

И взлетит над горами, травой и водой.

И с земли улыбнется мне Патрик седой.

 

Наши кружки еще не расколоты, о.

Мы отведаем крепкого золота, о.

И очнусь я наутро в далеком краю,

И со звезд погляжу на могилку мою,

Где пируют, кувшином о камень звеня,

Развеселые души, забыв про меня.


(Далее Раздумья Автора были Прерваны Падением на Него Поляка, Испившего Черного Пива и Восхотевшего Изобразить Святого Патрика, но не Шибко в Том Преуспевшего.)


upd.  А потом пришла прекрасная 
ikadell и мгновенно переперла мою полечку на язык соответствующих осин: посмотрите, какая потрясающая прелесть!


On my old humble grave there's a grey Irish stone,
And the blossoming shamrock in spring nightly swoon,
It remembers old ballad of Molly Malone,
And Saint Patrick who came singing under the moon.

Our mugs will be full while it's cold, holly ho!
We will drink from the pure Irish gold, holly-ho!

Patrick came to my grave with a jar, merry funk,
And he sipped from his whiskey, and decided to stay -
Then came Jenny O'Drinkey, and Tommy O'Drunk
Who was able to crawl all came here on that day!

Our mugs will be full while it's cold, holly ho!
We will drink from the pure Irish gold, holly-ho!

And Saint Patrick would drink with our gang, to be sure:
There were Kevin O'Gulpey and Brian O'Drain
Fair Erin O'Konckback and old Ale O'Pure
They all drank and they danced in the grey Irish rain.

Our mugs will be full while it's cold, holly ho!
We will drink from the pure Irish gold, holly-ho!

And my soul was so happy to see the old crowd,
It grew out as a daisy and asked for his quart:
For as long as Saint Patrick would sing with us loud,
We will drink and rejoice after death do us part!


 

  • Current Music
    she died of a fever
Лосево

embrasse-moi*

 

C'était dans un quartier de la ville Lumière
Où il fait toujours noir où il n'y a jamais d'air

Jacques Prévert

и серою пахло
потому что в полдень морили клопов

(
покажите мне это в оригинале, я не нашла)

Ночью снилась гостиница, лестница без перил,

Там морили клопов, отдохни от любви, Превер,

Ты сидел на койке, мне помнится, ты курил,

За стеной хохотали девки, het gaat te ver**.

 

Я теперь понимаю, конечно, то был не ты,

Разливал и чокался, выпить так и не смог,

Я наощупь помню и знаю твои черты,

Ныне персть, запустенье, греза, японский бог.

 

На столе ухмылялся кувшин, хохотал ночник,

Ты сказал: если это  любовь, что такое грех?

Мы ушли, мы с тобой слишком много читали книг,

Слишком тонок лед, слишком хрупок во рту орех.

 

Я не знаю, милый, ты это иль не ты,

Рассеченная жизнь, оранжевый сполох дня,

Я наощупь помню и знаю твои черты,

Но тебя уже нет, а я есть, пожалей меня.

* поцелуй меня (фр.)
** это уж слишком (нидерл.)

  • Current Music
    Embrasse-moi, Edith Piaf
Lena2011, Koktebel

о женском

Недавно познакомилась с очень мелким женским человеком, который с восхитительной правильностью употребляет русские спряжения, глаголы и деепричастия. Человек был в зоопарке и видел там "бизона и буйвола-ты-помнишь-помнишь-помнишь? И ещё там была рыбка, и стояла, ничего не делала, и ничего не было, вот, ты помнишь, помнишь?"
Потом мы считали самолёты - "мама-самолёт, а вон папа-самолёт, а вон такой большой пребольшой беби-самолёт". Когда пролетели даже-с-палочкой-бабушка-самолёт и очень-старенький-дедушка-самолёт, мне притащили великолепно изданного (Эксмой) детского Хармса. И понеслось. По-моему, мы с человеком заглушили весь Брюссель - французские мелкие с балкона напротив перестали палить из семизарядных палок, а итальянец сверху отчаялся дочитать молитву.
"Бегал Мишка!
По дороге!
По дороге!
По панели!"

Давно старик Рабинович так не оттягивался с единомышленниками.